История Карима

... в 3 месяца стали замечать, что ребенок совсем не реагирует на громкие звуки. Во время прогулки не просыпается от громко проезжающей рядом машины, от работающего в соседней комнате телевизора, даже пробовали пылесосить возле него, пока он спит и никакой реакции. И закралось сомнение, а вдруг малыш не слышит…
В июле 2012 года родился наш малыш.

Беременность была беспроблемная, малыш родился в срок, в роддоме прошли отоакустический тест. И все было хорошо. Но в 3 месяца стали замечать, что ребенок совсем не реагирует на громкие звуки.

Во время прогулки не просыпается от громко проезжающей рядом машины, от работающего в соседней комнате телевизора, даже пробовали пылесосить возле него, пока он спит и никакой реакции.

И закралось сомнение, а вдруг малыш не слышит…

Первым делом мы пошли в районную детскую поликлинику. Отоларинголог, сделав тест, сказала, что нет ответа, и попросила прийти для повторного прохождения теста через две недели, потом через месяц.

И не став ждать мы поехали в НИИ Педиатрии и там уже нам в первый раз нам сделали АОЭ и объявили диагноз – нейросенсорная тугоухость 4 степени пограничная с глухотой.

Это был шок и слезы. От ужаса мы не понимали, что нам говорят врачи, им пришлось пошагово написать нам на листе бумаги, что нам надо делать и куда идти. Что необходимо начать носить слуховые аппараты, встать на учет в Сурдоцентр, и впервые там мы услышали о кохлеарной имплантации. Конечно, мы долго не верили, что с нами такое может произойти. Мы еще ни раз делали ОАЭ в Институте Коррекционной Педагогики у Зои Сафаровны, в Сурдоцентре и везде диагноз повторялся – глухота.

Врачи Сурдоцентра говорили, что нам даже повезло что у нас такая большая потеря слуха, нам необходимо делать КИ, детям с 3ст. тугоухости операцию не делают. И когда мы приехали на консультацию в Центр Аудиологии и слухопротезирования, мы встретили девочку лет 10, она превосходно разговаривала. Ее мама рассказала, что они ходили в массовый детский сад и сейчас ходят в общеобразовательную школу. Конечно, это стоило им больших усилий, долгих занятий с сурдопедагогами и логопедами. Эта девочка до сих пор стоит у меня перед глазами. На тот момент мне стало немного легче, и мы стали готовиться к операции.

Диагноз нам поставили, когда малышу было 4 месяца, сразу начали носить СА, и очень долго, целый год мы решались на операцию. В октябре 2013г., когда сыночку был 1 год и 4 месяца в ДКБ №38 под руководством Милешиной Нелли Адельшиновны нам сделали операцию, которая прошла успешно.

Сегодня сыночку уже почти 3 года, у нас еще маленький активный словарный запас, но хорошее понимание, мы ходим в комбинированную группу в детском саду, много занимаемся, посещаем музыкальные занятия. И сейчас, когда я зову его, а он слышит меня и бежит ко мне из другой комнаты – это огромное СЧАСТЬЕ.

Диляра - мама проимплантированного малыша.



Июнь 2015 г.